Главная О МААП Юнг и юнгианцы Библиотека Ссылки Форум Блог Контакты dvds vitrina In English Карта сайта
 
Ваш взор станет ясным лишь тогда, когда вы сможете заглянуть в свою собственную душу.
Карл Густав Юнг
 
 
 
 

Библиотека

 
Карл Юнг и Внутреннее Духовное Сообщество
 

 

Роберт Ллойд
 

Глава 5 из книги Роберта Ллойда «Знание, ведущее к целостности» (R. Lloyd, “The Knowledge that leads to Wholeness”, 2007)

 


(Об авторе: доктор Роберт Ллойд получил образование по философии и религиоведению, а также подготовку по семейной терапии и глубинной психологии. Он читает лекции по юнговской теории индивидуации и древним гностическим мифам, имеет частную практику в Сан Диего на протяжении 15 лет, а также с 1994г. консультирует в государственной клинике. Более 25 лет Ллойд является членом гностических сообществ).



Для меня становилось ясно, что Гностики прежних времен были предшественниками той психологии, которую создал Карл Юнг. Юнг сам отметил это, когда он связал гностицизм со средневековым искусством алхимии – философией, которую он считал прообразом его собственного внутреннего опыта и историческим аналогом того вида психологии, который он сформулировал.[1]  Гностики представляют пример мощной духовной традиции, возникшей на заре западной культуры, традиции, основанной на стремлении к самопознанию, – не просто обычному самопознанию, но тому виду самопознания, который задает вопросы вроде «Откуда мы пришли и для какой цели?» и «Каково наше предназначение и как мы выполняем его?». Как было отмечено во Введении, Гностики и другие искатели практиковали различные техники медитации, включая, вполне возможно, мастерство инкубации[2], которое дало им интенсивные внутренние переживания духовной сферы и глубин человеческой природы. В ходе инкубации снов и видений, а также через спонтанные паранормальные явления и грезы Гностики встретились с внутренним духовным сообществом, и, поскольку они верили в реальность высшего воображения, они понимали сообщения этих «писем» из Бессознательного. Они выражали свое понимание в форме мифических рассказов. Эти рассказы были продуктом размышлений над образами, которые возникали при переживании внутреннего духовного сообщества. Карл Юнг имел тот же тип внутреннего опыта и размышлял над ним. В этом источник его аналитической психологии. Он описал свои встречи с Архетипами бессознательного на языке психологии, но он основывал свою психологию на идее, что активное воображение – это не пустое фантазировние, а голос разумного духовного сообщества внутри нас. Если мы доверяем активному воображению и прислушиваемся к его сообщениям, говорил Юнг, мы будем в состоянии познать себя на очень глубоком уровне и, следовательно, можем оказаться способными достичь интеграции, ведущей к целостности человеческой природы.

Первое семя из подарка, который Голд принес мне в маленьком зеленом мешочке, был приглашением подумать вот над чем: существенная часть человеческой природы – искра божественной жизни, которая произошла из бесконечного моря Света и Тьмы, Глубины и Молчания, и была помещена сюда, в область смертного существования, чтобы развить свою мощь. Мы забыли эту существенную часть нашего бытия, но, как Карл Юнг продемонстрировал своей выдающейся жизнью, мы можем вновь обрести ее, повернувшись к Бессознательному с новым отношением, которое я называю Гностической установкой. Я обнаружил, что с помощью Гностической установки я смог понять события своей жизни как связанные с внутренним духовным сообществом. Я смог увидеть  идеи, которые захватывали меня и над которыми я размышлял, как еще один пример моего контакта с внутренним духовным сообществом. Гностическая установка пробудила меня признать тот факт, что никто из нас не является отдельным от других людей или от мира, в котором мы живем и, конечно, от божественного источника нашего существования.

Карл Юнг использовал такую Гностическую установку для осмыслении своих глубоких встреч с Бессознательным. Он – наша связь со знанием древних Гностиков. Его психология – концептуальный структурный компас – может помочь нам установить связь со странными и иногда ужасающими образами бессознательного. Возьмем миф о Софии – образ Бессознательного, описанный в 3-й главе. Если посмотреть на этот миф через призму юнгианской психологии, то он понимается не столько как внешнее событие, которое произошло в прошлом, но как продолжающееся внутреннее событие, происходящее сейчас внутри нашей собственной бессознательной психики. София есть та часть Глубины и Молчания, которая была забыта. Из-за того, что мы спроецировали наши стремления и страсти наружу, мы вовлекаемся во всевозможные иллюзии, включая иллюзии пойманности в плен отдельного существования и беспомощности в спасении себя, а также иллюзии пользы от удовлетворения своих инстинктивных потребностей и достижения счастья через воплощение наших замыслов. Карл Юнг показал нам своим собственным примером и искусной концептуализацией, что София в нас достигает целостности, только если мы фокусируемся на внутреннем духовном сообществе и приводим все свои противоречивые части в гармонию с этим управляющим духовным принципом в центре нашего бытия. Именно Карл Юнг научил нас понимать, что старинные мифы пришли из Высокого воображения, они не являются историями о так называемом внешнем мире в так называемом прошлом. Они являются историями о глубинных уровнях в нас, и поэтому было бы мудрым учиться у них и реализовывать то, что они предлагают.

 

Грезы с Доктором, врачующим Душу

 

На следующий день после того, как Ева появилась у меня на пути и исчезла в мгновение ока, я прогуливался со своей собакой Голдом вниз по тому же маршруту и размышлял вслух  о высказываниях Евы.

«Голд, я удивлен тем, что ты спал, пока Ева разговаривала со мной, когда мы были на крыльце».

Голд шел рядом со мной, он посмотрел на меня, когда я завел разговор о Еве, и издал один из тех возбужденных собачьих звуков, который я перевел как разочарование. Я нес в своем кармане зеленый мешочек со вторым зерном внутри. Я положил руку в карман и вытащил мешочек.

«Я думаю, что пришло время узнать больше об этом зерне, Голд. Как ты думаешь?»

Голд в самом деле пришел в волнение, начал лаять и побежал  вперед. Он вернулся, чтобы побудить меня следовать за ним, что я и сделал в спешке.

«Куда мы идем, Голд?» – спросил я, задыхаясь. Он только побежал быстрее и сильнее залаял. Я увеличил шаг и старался не отставать. Мы миновали подъездную дорожку, сбежали вниз к красным деревьям и оказались в тихом месте вне хоженых троп. Голд стоял около большого валуна и вилял хвостом. С того места, где я стоял, камень был частично закрыт деревом. Голд залаял снова, чтобы я подошел ближе к скале. По мере того как я приближался к камню, я увидел старика, который сидел на нем и писал что-то в маленькой черной книге.

«Здравствуйте», – сказал я, приблизившись к человеку на скале.

Старик поднял глаза. «Я слышал вашу собаку за милю. Или я должен сказать «вашего Бога»?»

«О, это Голд, и странно, что вы сказали это, потому что он – часть меня, которая верна Богу внутри меня».

«Привет, Голд, – сказал старик. – А это мой камень, на котором я сижу, но который также является мной, на котором сидит этот человек».

Я вдруг понял, что разговариваю с великим Карлом Юнгом, так как именно он однажды, будучи мальчиком, сидел на камне и осознал, что он был также камнем.[3] «Доктор Юнг, очень приятно познакомиться с Вами. Я никогда не ожидал …»

«Конечно нет, и именно поэтому секреты Бессознательного ведут нас к открытию чего-то неожиданного, которое в конце концов оказывается нами. Теперь скажите мне, мой друг …»

«Меня зовут Боб», – прервал его я.

«Да, да, Боб. Хорошо, скажите мне, Боб, как получилось, что бессознательное поместило нас обоих вместе, здесь, у моего секретного камня? Что Вы думаете об этом?»

«Доктор Юнг, мне кажется, что это должно быть связано с исследованием, которое я провожу по Вашей психологии, как основанной на опыте гнозиса. Я нашел основание, чтобы поверить – как вы однажды заявили – что Гностики были вашими духовными предшественниками и первыми глубинными психологами».

«Я действительно ссылался на это, это правда. Я полагаю, что я сказал: «Нет сомнений, что многие из Гностиков были не кем иными, как психологами.[4] Они были среди первых людей на Западе, кто понял, что познание человеческой природы – это начало психологической и духовной целостности, и что знание нашей человеческой природы по существу является знанием Бога».

Голд приблизился ко мне, пока доктор Юнг говорил, и положил свою морду мне на руки, чтобы я приласкал его.

«Видите, – сказал доктор, – Голд понимает толк в целостности. Способ, которым мы можем познать себя, – это способ, которым собака узнает запах своего хозяина. Этот способ знания углубляет нас и позволяет нам собрать вместе все силы Бессознательного, чтобы эго служило центральной Самости (Сэлф) как ваш верный пес, который знает вас, любит и внимает каждому вашему движению».

Я чесал ухо Голда, пока слушал доктора души. «Да, Доктор, Голд понимает это, не так ли. Могу ли я задать Вам вопрос …»

Доктор Юнг закрыл свою черную книгу и положил ее на камень. «Сделайте одолжение, мне давно не задавали вопросов. Пожалуйста, продолжайте».

«Голд принес мне мешочек с двумя маленькими зернами в нем. Я прожевал первое из них и узнал, что мы, люди, забыли, что живем под проклятьем, которое убеждает нас, что мы отделены от Бога и друг от друга, и что мы отданы на милость сил, не подвластных нашему контролю. Теперь настало время взять второе зерно и понять его сообщение. Не могли бы Вы мне  помочь?».

«Для меня было бы честью помочь Вам в этом, Боб. Где зерно?»

«Здесь, в моем кармане». Я вытащил мешочек и показал его доктору Юнгу.

Он посмотрел и сказал: «Почему бы Вам не присесть ко мне на мой камень, и мы исследуем значение второго зерна».

Я влез на камень, а Голд лег у его основания.

«Теперь,  – сказал доктор Юнг, – имеется два человека, сидящих на мне, говорит моя «Самость-камень» (Сэлф). Хотел бы я знать, что они хотят. Хорошо, моя человеческая  Самость говорит в ответ, мы хотим твоей помощи в познании этого маленького зерна, которое есть у нас здесь. Хорошо, говорит "Сэлф камня", положите его на мое тело перед вами, и вы получите свой ответ».

Я сделал так, как подсказало Сэлф  юнговского камня, и положил зерно на камень перед нами.

«Лягте на меня, – предложило Сэлф камня, – и закройте глаза».

Мы оба легли на спину и закрыли глаза. Юнг продолжил: «Дышите медленно и равномерно. Прислушайтесь к биению своего сердца и дышите в ритме с ним».

Мы замедлили наше дыхание и сфокусировались на биении сердца. Спустя несколько минут юнговское Сэлф камня продолжило. «Вы стоите на краю крутого склона. Под вами море света. Позвольте себе упасть в это море».

Мы погрузились в глубокую грезу вместе, и я обнаружил себя под воображаемой водой, которая была как жидкий свет. Передо мной стояла обнаженная женщина невероятной красоты. Она очаровывала меня своими глазами, которые казались похожими на галактики. Я не мог отвернуться и обнаружил, что едва ли мог двигаться. Я сошел с ума от любви в считанные секунды, и казалось, что я сделаю все, о чем она попросит. Как будто издалека я услышал голос доктора Юнга: «Существуют вещи в душе, которые не производим вы или я, но которые производят себя сами и имеют свою собственную жизнь.[5]  Это образ вашей души, и вы должны относиться к ней с величайшим уважением. Спокойно, вы должны сдерживать себя, или она разрушит Вас. Спросите ее, зачем она здесь».

Я должен был бороться с каждой клеточкой моего тела, чтобы удержать чувство собственной идентичности.  Это было так, как если бы волна выталкивала меня изнутри, побуждая меня покинуть свое тело и соединиться с этой женщиной. Я слышал, как доктор Юнг посоветовал спросить ее, почему она здесь. Я должен был осознанно сформулировать слова и заставить себя сказать их громко.

«Почему ты здесь?» – спросил я женщину.

«Следуй за мной и увидишь», – отвечала она. Оставаясь обнаженной, она повернулась и пошла в темноту.  Я последовал за ней так, как если бы что-то иное, чем я, двигало мной. Я мог слышать, как доктор Юнг говорил: «Она – это Ваша часть с иной точкой зрения, чем Ваше сознательное восприятие. Она очень коварна, и Вы должны остерегаться ее уловок. Если не будете бдительны, то  рискуете получить в лучшем случае невроз, а возможно, и психоз, и окажетесь захваченным бессознательным».

Я двигался (или мною двигали) внутрь темноты и чувствовал тотальное одиночество и ужасную клаустрофобию, как если бы большой вес все больше давил на меня со всех сторон. Я не мог ничего видеть и слышать. Я чувствовал себя как в могиле. Я знал тогда, что моя душа покинула меня. Она привела меня сюда, в Никуда, и оставила меня. Она не была ни снаружи в форме обнаженной красавицы, ни внутри меня. Я был лишь оболочкой человека в ожидании смерти. Я не мог слышать утешительное руководство от доктора Юнга, и я оставил Голда внизу у странного говорящего камня возле красных деревьев. Итак, молчание проникло в мои кости, и я ждал, что что-то случится, но очень долго ничего не происходило.

После того, как, казалось, протекли дни в безмолвной неподвижности, я услышал мужские голоса, напевающие мелодию, на которую откликалось женское пение. Звук становился все ближе и ближе, пока я не смог расслышать марш шагов в ритме ударов барабана. Потом я увидел процессию. Две молодые девушки несли факелы, за ними следовало множество мужчин и женщин в белых одеждах. Некоторые несли изображения лиц, мне не известных. Один нес большую красную книгу и держал ее над головой. Четверо несли пустые носилки.[6]

Мужчина, который, казалось, был лидером, был облачен в белую митру. Кто-то передал ему что-то типа кадила, от которого исходил сладко пахнувший дым. Он опустил руку в контейнер и прикоснулся к тому, что в нем дымилось. Затем он коснулся пальцами моих век, закрыв их и вызвав болезненное жжение в моих глазах. Я старался, но не мог открыть глаза, они стали как будто запаяны![7]

Затем я почувствовал смолистую мазь на своих губах, и меня парализовало. Несколько человек из группы подняли меня и поместили, как я предположил, на носилки, и я почувствовал, что меня несут в процессии. Когда группа возобновила свое пение, мужские голоса чередовались с женскими. Меня долго несли таким образом. Когда процессия остановилась, несколько мужчин подняли меня с носилок, и женщина – я определил ее пол, ощутив ее тело рядом со мной – связала мне руки и ноги и накрыла мою голову колпаком. Мужчина обернул веревку вокруг моей шеи и затянул петлю.

Я стоял на месте, связанный и отгороженный, и осознавал, что паралич прошел, однако я оставался неподвижным. Барабанный бой и пение прекратились. Женщина спросила: «Кого вы привели?».[8]Мужчина, стоящий рядом со мной, ответил: «Искателя из далекой земли. Он ищет знание солнца и луны». Женщина обратилась ко мне: «Странник, чего ты ищешь здесь?»

Пока я думал, что ответить, я вспомнил, как разворачивалась эта одиссея после того, как я попросил доктора Юнга помочь мне понять тайну второго зерна. «Я ищу секрет второго зерна. Я ищу знание, которое ведет к целостности».

«Ты можешь подойти», – сказала женщина.

Двое мужчин, подхватив меня с двух сторон, повели меня вперед. Женщина заговорила снова.

«У тебя есть желание раскрыть тайну твоей жизни?»

«Да», – отвечал я. Колпак приглушал мой голос.

«На кого ты полагаешься в трудных случаях?»

«Я верю в себя», – сказал я.

«Ты знаешь свою внутреннюю Самость?»

«Да».

«Ты знаешь, что твой внутренний голос является твоим  опекуном и защитником?»

«Знаю».

«Позволишь ли ты своему внутреннему голосу руководить тобой в поиске знания, которое ведет к целостности?»

«Да».

 «Тебе должно быть ясно это, – сказала жрица, –  так как ты находишься на пороге инициации. С тобой наиболее надежный гид и защитник, которого когда-либо имел человек: верная внутренняя Самость, сознание высшего Я, "божественная осознанность" внутри тебя. Высшая Самость обращает внимание на твои мысли, на каждое твое действие и бездействие, каждый час твоей жизни. Ты должен освободиться от иллюзий и неправильных мыслей, которые стоят на твоем пути. Ты готов подвергнуться испытаниям?»

«Да», – ответил я, чувствуя, как внутри поднимается страх.

«Ты действительно готов, – откликнулась жрица, –  подвергнуться испытаниям на пути истины? Чтобы найти знание, которое ведет к целостности, ты должен оставить позади свое прошлое я, поставить под сомнение все свои прошлые убеждения о том, что хорошо и что плохо, что морально и аморально. Ты готов к этому?»

«Я готов».

«Мы готовы выполнить твое желание, – произнесла женщина. – Разденься и ложись в стороне от всех своих облачений».

Служители развязали мне руки и ноги и помогли снять мою одежду. Они оставили колпак на моей голове с веревкой вокруг шеи. Я стоял обнаженный перед комнатой, полной мужчин и женщин, которых я не мог видеть. Барабан начал бить, как удары сердца, и меня девять раз провели по кругу. После девятого круга кто-то посадил меня в резервуар с теплой водой. Я погрузился в резервуар, и крышка закрылась. Я лежал  в воде на дне закрытого контейнера, свернувшись как эмбрион. Барабанный бой продолжался. Я ждал на протяжении многих ударов барабана и начал думать, не забыли ли они про меня. Наконец, крышка открылась, и надо мной появился свет. Служители помогли мне выйти из колодца, обнаженному и замерзшему. Кто-то снял петлю и колпак, и я мог снова видеть. Молодая женщина приблизилась и завернула меня в американский флаг. «Я приветствую тебя, – сказала эта молодая женщина, –  и предлагаю тебе мою руку, чтобы вести тебя в твоем поиске знания, которое ведет к целостности».

Я не знаю, почему я был завернут в американский флаг, но я взял руку женщины и позволил ей вести меня через двадцать один круг храмовой площади. После последнего круга я был представлен мужчине с митрой.

«Приветствую тебя, человек земли, – сказал таинственный лидер. – Это твое желание – посвятить все свои силы служению Великому Деланию?»

Я предположил, что "Великое Делание" означает обретение знания и достижение целостности. «Это мое желание», – ответил я.

«Доверишься ли ты братьям и сестрам этой команды, которые прошли этот путь до тебя?» - спросил иерофант.[9]

«Да».

«Ты хочешь присоединиться к нам в нашей службе человечеству?»

«Да».

«Готов ли ты честно выполнять обязанности, которые тебе поручат?»

«Да».

«Оденьте его», – сказал лидер.

Флаг убрали, и я снова остался обнаженным перед группой. Женщина, которая водила меня по храмовой площади, вручила мне белую одежду и помогла надеть ее. Лидер снова обратился ко мне.

«Положи свою руку на эту книгу».

Мужчина держал передо мной большую красную книгу, и я положил на нее правую руку. Другой мужчина приставил кинжал острием к моей руке.

«Это книга знания, –  сказал священник. –  Это книга опыта. Ты готов подтвердить свои заявления клятвой на этой священной книге?»

«Я готов», – сказал я, чувствуя острый кинжал на своей коже.

Иерофант обратился ко мне: «Слеп человек от колыбели до могилы, и тщетно ищет он свет правды. С древних времен мы служили Свету. Те, кто вступают к нам, должны идти своим собственным путем, чтобы найти свет. Они должны оставить заботу о своем смертном существовании и искать знание внутреннего присутствия божественности. Это знание, которое ведет к целостности. Искатель, начни твое новое путешествие».

Мой гид привел меня к большой чаше с водой и поместил в нее мою руку. Иерофант говорил, пока моя рука погружалась в воду: «Привет воде и пути самопознания. Живущие в обмане смертного существования думают, что они знают путь, но они слепы и являются рабами собственных эмоций. Если ты пришел к нам из простого любопытства, ты здесь ничего не найдешь».

Женщина подвела меня ко второй чаше, на этот раз чаше с огнем. Она поместила мою руку над пламенем, так, чтобы оно не доходило до руки. Человек с митрой сказал: «Привет огню и пути самоконтроля. Огонь страсти горит в тебе и угрожает разрушить тебя. Если ты выйдешь из этого огня, ты будешь близок к свету. Если ты не борешься со своими недостатками, тебе нечего искать в нашей группе, так как каждый в нашей группе должен стараться победить свои недостатки».

Мой гид обратился к лидеру: «Мы путешествовали по твоему указанию и все еще не нашли свет».

«Вы должны идти дальше», – сказал священник.

Женщина подвела меня к мужчине, обмахивающему веером из перьев. Иерофант сказал: «Привет воздуху и пути правды. Будь верным своему высшему Я, искатель, или ты упадешь в темноту, из которой нет выхода. Свет внутри тебя будет вести тебя к перерождению в духе. Если ты последуешь руководству высшего внутреннего Я, ты станешь инструментом в процессе рождения новой человеческой расы».

Мой гид снова сказал: «Мой отец, мы все еще не нашли свет».

Лидер двинулся к человеку, стоявшему рядом со мной, и тот протянул мне кубок, давая знак выпить. Я выпил содержимое, которое было резким как уксус. Человек обратился к лидеру: «Кубок скорби опустошен».

«Пусть продолжает», – сказал иерофант.

Меня подвели к алтарю и велели поставить мои ступни под прямым углом друг к другу. Лидер стоял за алтарем и говорил мне: «После того, как ты выдержал все испытания, ты все еще хочешь принадлежать нашему обществу гнозиса?»

«Хочу», – ответил я.

«Тогда, – сказал главный священник, – повторяй за мной клятву: Я клянусь и обещаю свято перед Богом, стоящим над всеми богами, Светом невидимым и невыразимым, защищать секреты знания, соблюдать порядок нашего сообщества и никому не говорить о моей инициации. Если я нарушу мою святую клятву, пусть моя душа скитается без отдыха и потеряется в иллюзиях времени. Я клянусь в этом перед мудрыми мастерами гнозиса. Аминь».

После того, как я повторил завершающую клятву, кто-то позвонил в колокольчик, и лидер сказал: «Я приветствую тебя, брат, и представляю тебя твоим братьям и сестрам в гнозисе, которые будут помогать тебе искать знание, которое ведет к целостности». Когда я повернулся лицом к группе, я увидел лица мужчин и женщин, которые инициировали меня в секреты гнозиса. Я посмотрел на лидера и в первый раз я осознал, что это был не кто иной, как Карл Юнг собственной персоной.

Я внезапно открыл глаза и обнаружил, что лежу на камне рядом с доктором Юнгом. Он потянулся и сел. «Я действительно верю, что теперь ты владеешь секретом второго зерна, Боб».

«Секрет находится в тайнах инициации, как мне кажется», – сказал я.

«Похоже на то. Идеи, символы, ритуальные практики групп гностиков затрагивают процессы величайшей важности, потому  что они помогают достичь переживания Самости и, тем самым, пройти процесс индивидуации»[10], – ответил Юнг.

«Но как могут современные люди достичь того опыта, который пережили древние гностики?» – спросил я.

 

Юнг посмотрел на меня так, как если бы я не понял ничего из того, через что я только что прошел. Он нахмурился и сказал: «Нет нужды беспокоиться об этом, потому что природа сама пытается привести жизнь к наиболее полной реализации в каждом из нас. Моя психология построена на этой единственной идее. И именно поэтому эта психология основана на гнозисе. Если пациент начинает процесс психотерапии, основанной на моих методах, он начинает трудную инициацию, ведущую к полной индивидуальной осознанности».[11]

«Так что, секрет второго зерна состоит в том, что наша человеческая природа имеет интенцию трансформироваться в сторону реализации потенциала, но мы можем это сделать, только если пройдем испытания инициатического опыта, как это было раньше в церемониях гностиков, или есть сейчас в глубинной психотерапии?»

«Да, я думаю, это правильно, – ответил доктор Юнг.  –  Человеческая индивидуальность предназначена для чего-то намного большего, чем простая успешная адаптация эго к реальности внешнего мира».

Я обнаружил, что вдохновлен словами мастера гнозиса. «И если один из нас трансформируется и достигнет божественного потенциала, тогда может начаться цепная реакция, которая полностью преобразует нашу культуру!»

«Можно сказать более умеренно, что по мере того как все больше индивидов достигает зрелости, развитой индивидуальности, это образует потенциал для формирования действительно сознательного общества»[12], – согласился Юнг.

С этими словами Юнг отряхнул пыль со штанины и вздохнул. «Мы находимся здесь для одной вещи, – сказал он. –  Целостный, вечный человек Света. Он хочет воплотиться через наши усилия, через нашу инициацию и развитие».

Как только я собрался задать следующий непоследовательный вопрос, Голд посмотрел на меня и прислушался. Я почувствовал его мягкое руководство и улыбнулся. «ОК, Голд, мы закончили. Пойдем домой». Я повернулся к доктору Юнгу, который протянул мне свою руку.

«Спасибо за то, что пришли сегодня, – сказал мой наставник. –  Это было хорошее начало. Я хотел бы, чтобы вы сделали некоторую дополнительную работу. Прочитайте о древних тайных школах, которые использовали обряды инициации, чтобы пробуждать людей. И прочтите некоторые из моих теорий о том, как Самость ощущается в нас, когда мы проходим суровые испытания инициации. Я думаю, что это будет полезным методом, чтобы помочь Вам объяснить сегодняшний опыт активного воображения».

«Я сделаю это, доктор, – ответил я. –  Спасибо».

Я спрыгнул со скалы и двинулся домой с Голдом.  Я повернулся к доктору Юнгу и добавил: «И спасибо Вашему Сэлф камня, Доктор. Это было очень полезно».

Доктор Юнг поколебался и сказал: «Я полагаю, сегодня это действительно был философский камень, не так ли, Боб?»

«Да, – сказал я себе, шагая к дому с Голдом, –  философский камень прямо здесь, на моем собственном заднем дворе».

 

 



[1] Carl G.Jung, Memories, Dreams, lie/lections (NewYork: Random House, Vintage Books, 1961), 200.

[2] Peter Kingsley, In the Dark Places of Wisdom (1999) and Reality (2003) Inverness, C.A: The GoldenSufiCenter.

[3] Carl G.Jung, Memories, Dreams, Reflections (New York; Random House, Vintage Books, 1965), 20.

[4] "The Structure and Dynamics of the Self," in the Collected Wtsrks of Carl G.Jung, vol. 9, pan 2, ed. Herbert Read, 1959. Trans. R. F. C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1951), 222.

[5] Carl G.Jung, Memories, Dreams, Reflections (New York: Random House, Vintage Books, 1961), 183.

[6] Обряд инициации, который описан, является смесью реальных обрядов инициации, в которых участвовал автор, а также перефразированных представлений из различных опубликованных обрядов инициации.

[7] В древних мистериях, которые будут представлены в следующей главе, глаза инициируемого были закрыты повязкой или колпаком. Это символизировало состояние невежественности инициируемого в начале путешествия души в поиске знания. Слово мистерия происходит от греческого глагола myein, означающего «закрывать».

[8] Диалог, который следует далее в этой главе, перефразирован из различных ритуалов инициации, которые направляют искателя на путь знания и делают эту цель главной в жизни.

[9] Слово «иерофант» означает фигуру, наделенную духовной властью, которая показывает путь учащемуся или инициируемому. В древних Элевсинских мистериях иерофант играл роль главного священника.

[10] "Psychotherapy Today," in the Collected Worksof Carl G. Jung, Vol. 16, e.A. Herbert Read,1959 Princeton, NJ: Princeton University Press. (Original work published 1945).

[11] Там же, 108, 110

[12] Там же, 108

 

© Наталья Громова, перевод с англ., 2009



 

 

 
  О НАС
О МААП, Преподаватели, Московские юнгианские аналитики, Контакты
  САМОПОЗНАНИЕ
Психологические фильмы, Работа со сновидениями, Открытый Юнгианский лекторийКниги для самопознания, Книги для обученияБиблиотека
  КОНСУЛЬТАЦИИ
Кто такой аналитик, Детское консультирование, Родителям Ближайший аналитик, Виртуальный аналитик .
  БАЗОВЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Юнгианская психотерапия, Детский психоанализ, Записаться на обучающий курс, Дистанционное обучение
  КРАТКОСРОЧНЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Мифологическое в терапии, Типология личности, Таро, Песочная терапия, Психосоматика, Символдрама, Записаться...
  РЕГУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ
Киноклуб, Литературный клуб, Родительский клуб, Сновидческая группа, Практика юнгианского анализа, Коллоквиумы, Лекторий по мифологии
  ВЫЕЗДНЫЕ ПРОЕКТЫ
Региональная программа, Преподаватели, Шаттловый анализ и супервизия
  КОНТАКТЫ
МААП, РОАП, В регионах РФ, В ближнем зарубежье
  БЛОГИ
ЖЖ, LiveInternet, ВКонтактеМойМир
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Фотогалерея К.Г. Юнга, Юнг и юнгианцы, Цитаты, Рецензии, Дипломные исследования

  ЕЩЁ НА САЙТЕ
Аудио-видео материалы, Клинический центр  
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Карта сайта, Написать админу, Ссылки, Форум, English, Архив событий ...