Главная О МААП Юнг и юнгианцы Библиотека Ссылки Форум Блог Контакты dvds vitrina In English Карта сайта
 
Важность приобретения индивидуального смысла жизни будет, возможно, отрицать тот, кто как социальное существо находится ниже общего уровня приспособленности, а уж тот, чье честолюбие не поднимается выше разведения скота, будет это делать наверняка. Тот же, кто не принадлежит ни к одной из данных категорий, рано или поздно столкнется с этим неприятным вопросом.
Карл Густав Юнг
 
 
 
 

Библиотека


Мифодрама «Греческое сотворение мира»

 

Галина Бедненко


Сюжет о рождении мира нам представляется универсальным инструментом для починки бытия, механизмов мироздания. В «Мифе о вечном возвращении» Мирча Элиаде указывает на способность архаического и до-христианского – даже «вне-христианского» вне зависимости от времени – человека в целом воссоздавать свой Космос (упорядоченный мир) из Хаоса (небытия или же полной смешанности и путаницы). Архаическая и языческая мифология вообще всегда циклична; линейное время стало важным лишь при христианстве, где есть акты неповторимые. Потому для архаического, языческого человека становится возможна «починка мира», которая творилась в критический момент окончания одного годового цикла и начала нового. В наши дни любой – разыгранный мифодраматически – сюжет о рождении мира оказывается таким архетипическим методом исправления сущности своего бытия, своего видения мира.[1]

Нам ничего неизвестно о том, чтобы и древние греки когда-либо разыгрывали свое Рождение мира по ролям и по сценам. Космогония воспевалась в гимнах и поэмах, она служила источником знания, представления о мире, о том, почему мифологический мир именно таков. Отсюда же ведет начало и древнегреческая философия, которая задавалась вопросом «какие элементы есть в начале начал», «кто есть сущность и воля мира» и т.д.

«Теогония» Гесиода (предположительно относится к VIII в. до н.э.) является наиболее полным и цельным источником по мифологической истории зарождения греческого мира. Ее называют «сводкой всех главнейших генеалогических мифов», имеются в виду, конечно, теокосмогонические процессы. Это самый древний из сохранившихся и достаточно подробных текстов, и последующие авторы либо (полностью или частично) пересказывали именно эту версию, либо относились вообще к отдельной духовной традиции, как, например, орфики. Таким образом, версия Гесиода оказывается для нас универсальной.

Опыт показал, что этот сюжет хорошо играется и воспринимается на практике[2]

В поэме есть достаточно непонятные или темные места, однако либо они отыгрываются так, как это случается в каждой в каждой группе индивидуально, либо – в ряде случаев и в спорных местах – я отдаю свое предпочтение версии Аполлодора (мифолога, жившего гораздо позже Гесиода, однако чрезвычайно ценного для нас компилятора). Поскольку в самом источнике хронология повествования не является линейной (рассказчик от события происходившего в прошлом сразу перескакивает к тому, что будет в будущем, а потом обратно), то мы придерживаемся логической хронологии событий, используя нужные куски текста именно там, где они необходимы по смыслу.


Особенности Греческой космогонии

Самой яркой особенностью греческой космогонии мы назовем акцент на «эволюционном» развитии мира. Более совершенное приходит на смену менее совершенному, и таких этапов несколько. Более того, это постоянное совершенствование и отбрасывание старого становится краеугольным камнем всей греческой мифологии. Одно поколение богов сменяет другое, и это становится общим правилом. Зевс постарается удержать власть любым способом (позже мы их рассмотрим), и все же приход христианства – и следующего поколения богов (Иисуса Христа, его Матери, Отца и святых) – положил конец и этому царствованию, а вместе с ним, всей античной цивилизации. Древнегреческий взгляд на мифологическую историю вносит ясность и в те духовные и религиозные процессы, что происходят в наши дни. «Вечное возвращение» - еще одна любимая идея греческих мифологов и философов. Их космология вообще очень мало ритуал, и очень много – философия, своеобразная вечная рефлексия об устройстве мира.

Еще одной странной особенностью является отсутствие важности сотворения людей в мифе о зарождении мира. Появление человека это второстепенный древнегреческий миф. Это уже мифология «второго демиурга», Прометея. При полном отсутствии главного демиурга этого макрокосмоса в принципе. Греческая вселенная зарождается сама, по какому-то своему закону вселенной, вполне «материалистически», хотя и с использованием философских аллегорий. В ней по сути нет самого акта творения, когда из первоматерии или стихии Некто делает Что-то. Все что нужно здесь зарождается само и претерпевает трансформацию исключительно благодаря динамике взаимоотношений с другими. Древнегреческий миф о начале вещей - по сути прототип одновременно материалистической и пантеистической картин мира.

 

Драма о сотворении мира великолепна для начала большого мифодраматического цикла, для первоначального введения в мифологический материал современных людей в принципе. Древнегреческое сотворение мира может быть особенно понятным именно рациональному, скептически и материалистически, атеистически настроенному человеку. Вместе с тем, оно все равно вводит его в мифологическое время и пространство, в свой особый мир.

Любое сотворение мира как правило «разворачивается» довольно неспешно, но вместе с тем несет огромную первобытную мощь. Эта драма во многом может служить созданию некоей всеобщей атмосферы в группе, способствовать доверию и спонтанности внутри нее, помогая раскрывать свои чувства и переживания, и в большой степени организовать сплоченность.

Если брать функцию мифодрамы как разогрева на конкретную тему в клиентской группе, то в данном случае это будет отцовская тема[3], тема власти, в данном случае – и власти матери (вот это уже особенность греческой драмы), безусловно, конкуренции отцов и сыновей. Драма будет хороша в организационной психологии, именно доигранная до конца, до воцарения олимпийцев и их способе организации власти. Это в любом случае будет ресурсная драма, позволяющая каждому частнику найти и определить свое место в мире в каждый момент времени, а также прикоснуться к первичной силе творения.

Миф[4]

[Начало]

Прежде всего во вселенной Хаос зародился, а следом 

Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный, 

Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких, 

120  И, между вечными всеми богами прекраснейший,- Эрос. 

Сладкоистомный - у всех он богов и людей земнородных 

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает. 

Черная Ночь и угрюмый Эреб родились из Хаоса. 

Ночь же Эфир родила и сияющий День, иль Гемеру: 

Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись.  

Гея же прежде всего родила себе равное ширью 

Звездное Небо, Урана, чтоб точно покрыл ее всюду 

И чтобы прочным жилищем служил для богов всеблаженных; 

Нимф, обитающих в чащах нагорных лесов многотонных; 

130  Также еще родила, ни к кому не всходивши на ложе, 

Шумное море бесплодное, Понт. А потом, разделивши 

Ложе с Ураном, на свет Океан породила глубокий, 

Коя и Крия, еще - Гипериона и Напета, 

Фею и Рею, Фемиду великую и Мнемосину, 

Златовенчанную Фебу и милую видом Тефию.

[Крон и чудовища]

После их всех родился, меж детей наиболе ужасный, 

Крон хитроумный. Отца многомощного он ненавидел.  

Также Киклопов с душою надменною Гея родила,- 

Счетом троих, а по имени - Бронта, Стеропа и Арга. 

140  Молнию сделали Зевсу-Крониду и гром они дали. 

Были во всем остальном на богов они прочих похожи, 

Но лишь единственный глаз в середине лица находился: 

Вот потому-то они и звались "Круглоглазы", "Киклопы", 

Что на лице по единому круглому глазу имели. 

А для работы была у них сила, и мощь, и сноровка. 

Также другие еще родилися у Геи с Ураном 

Трое огромных и мощных сынов, несказанно ужасных,- 

Котт, Бриарей крепкодушный и Гиес - надменные чада. 

Целою сотней чудовищных рук размахивал каждый 

150  Около плеч многомощных, меж плеч же у тех великанов 

По пятьдесят поднималось голов из туловищ крепких. 

Силой они неподступной и ростом большим обладали.

Дети, рожденные Геей-Землею и Небом-Ураном, 

Были ужасны и стали отцу своему ненавистны  

С первого взгляда. Едва лишь на свет кто из них появился,

Каждого в недрах Земли немедлительно прятал родитель, 

Не выпуская на свет, и злодейством своим наслаждался.

[Бунт Геи и Кроноса]

С полной утробою тяжко стонала Земля-великанша. 

Злое пришло ей на ум и коварно-искусное дело. 

160  Тотчас породу создавши седого железа, огромный 

Сделала серп и его показала возлюбленным детям 

И, возбуждая в них смелость, сказала с печальной душою:  

"Дети мои и отца нечестивого! Если хотите 

Быть мне послушными, сможем отцу мы воздать за злодейство 

Вашему: ибо он первый ужасные вещи замыслил".  

Так говорила. Но, страхом объятые, дети молчали. 

И ни один не ответил. Великий же Крон хитроумный, 

Смелости полный, немедля ответствовал матери милой: 

"Мать! С величайшей охотой за дело такое возьмусь я. 

170  Мало меня огорчает отца злоимянного жребий 

Нашего. Ибо он первый ужасные веши замыслил".  

Так он сказал. Взвеселилась душой исполинская Гея. 

В место укромное сына запрятав, дала ему в руки 

Серп острозубый и всяким коварствам его обучила.  

Ночь за собою ведя, появился Уран, и возлег он 

Около Геи, пылая любовным желаньем, и всюду 

Распространился кругом. Неожиданно левую руку 

Сын протянул из засады, а правой, схвативши огромный 

Серп острозубый, отсек у родителя милого быстро 

Член детородный и бросил назад его сильным размахом. 

Сколько на землю из члена ни вылилось капель кровавых, 

Все их земля приняла. А когда обернулися годы, 

Мощных Эринний она родила и великих Гигантов 

С длинными копьями в дланях могучих, в доспехах блестящих, 

Также и нимф, что Мелиями мы на земле называем.
 

[Рождение Афродиты]

Член же отца детородный, отсеченный острым железом,  

По морю долгое время носился, и белая пена 

Взбилась вокруг от нетленного члена. И девушка в пене 

190  В той зародилась. Сначала подплыла к Киферам священным, 

После же этого к Кипру пристала, омытому морем. 

На берег вышла богиня прекрасная. Ступит ногою - 

Травы под стройной ногой вырастают. Ее Афродитой, 

"Пенорожденной", еще "Кифереей" прекрасновенчанной

Боги и люди зовут, потому что родилась из пены.


[Поколение титанов] 

Детям, на свет порожденным Землею, названье Титанов 

Дал в поношенье отец их, великий Уран-повелитель. 

Руку, сказал он, простерли они к нечестивому делу 

И совершили злодейство, и будет им кара за это.  
 

[Смерть, Сон, мойры, Немезида]

Ночь родила еще Мора ужасного с черною Керой. 

Смерть родила она также, и Сон, и толпу Сновидений… 

210  Мома потом родила и Печаль, источник страданий, 

И Гесперид,- золотые, прекрасные яблоки холят 

За океаном они на деревьях, плоды приносящих. 

Мойр родила она также и Кер беспощадно казнящих. 

[Мойры - Клофо именуются, Лахесис, Атропос. Людям 

Определяют они при рожденье несчастье и счастье.] 

Тяжко карают они и мужей и богов за проступки, 

И никогда не бывает, чтоб тяжкий их гнев прекратился 

Раньше, чем полностью всякий виновный отплату получит. 

Также еще Немезиду, грозу для людей земнородных,

220  Страшная Ночь родила…

[Нерей – мудрый морской старец]

…Понт же Нерея родил, ненавистника лжи, правдолюбца,   

230  Старшего между детьми. Повсеместно зовется он старцем, 

Ибо душою всегда откровенен, беззлобен, о правде

Не забывает, но сведущ в благих, справедливых советах.

[Стикс и ее дети] 

Стикс, Океанова дочерь, в любви сочетавшись с Паллантом, 

380  Зависть в дворце родила и прекраснолодыжную Нике. 

Силу и Мощь родила она также, детей знаменитых. 

Нет у них дома отдельно от Зевса, пристанища нету, 

Нет и пути, по которому шли бы не следом за богом; 

Но неотступно при Зевсе живут они тяжкогремящем. 

Так это сделала Стикс, нерушимая Океанида,


[Рождение Зевса] 

Рея, поятая Кроном, детей родила ему светлых,- 

450  Деву-Гестию, Деметру и златообутую Геру, 

Славного мощью Аида, который живет под землею, 

Жалости в сердце не зная, и шумного Энносигея, 

И промыслителя Зевса, отца и бессмертных и смертных, 

Громы которого в трепет приводят широкую землю. 

Каждого Крон пожирал, лишь к нему попадал на колени 

Новорожденный младенец из матери чрева святого: 

Сильно боялся он, как бы из славных потомков Урана 

Царская власть над богами другому кому не досталась. 

Знал он от Геи-Земли и от звездного Неба-Урана, 

460  Что суждено ему свергнутым быть его собственным сыном, 

Как он сам ни могуч,- умышленьем великого Зевса. 

Вечно на страже, ребенка, едва только на свет являлся, 

Тотчас глотал он. А Рею брало неизбывное горе. 

Но наконец, как родить собралась она Зевса-владыку, 

Смертных отца и бессмертных, взмолилась к родителям Рея, 

К Гее великой, Земле, и к звездному Небу-Урану,- 

Пусть подадут ей совет рассудительный, как бы, родивши, 

Спрятать ей милого сына, чтоб мог он отметить за злодейство 

Крону-владыке, детей поглотившему, ею рожденных.

[Воспитание Зевса] 

470  Вняли молениям дщери возлюбленной Гея с Ураном 

И сообщили ей точно, какая судьба ожидает 

Мощного Крона-царя и его крепкодушного сына. 

В Ликтос послали ее, плодородную критскую область, 

Только лишь время родить наступило ей младшего сына, 

Зевса-царя. И его восприяла Земля-великанша, 

Чтобы на Крите широком владыку вскормить и взлелеять. 

Быстрою, черною ночью сначала отправилась в Дикту 

С новорожденным богиня и, на руки взявши младенца, 

Скрыла в божественных недрах земли, в недоступной пещере, 

480  На многолесной Эгейской горе, середь чащи тенистой. 

Камень в пеленки большой завернув, подала его Рея 

Мощному сыну Урана. И прежний богов повелитель 

В руки завернутый камень схватил и в желудок отправил. 

Злой нечестивец! Не ведал он в мыслях своих, что остался 

Сын невредимым его, в безопасности полной, что скоро 

Верх над отцом ему взять предстояло руками и силой 

С трона низвергнуть и стать самому над богами владыкой.  

Начали быстро расти и блестящие члены, и сила

Мощного Зевса-владыки. Промчались года за годами.

[Вызволение братьев и сестер] 

490  Перехитрил он отца, предписаний послушавшись Геи: 

Крон хитроумный обратно, великий, извергнул потомков, 

Хитростью сына родного и силой его побежденный. 

Первым извергнул он камень, который последним пожрал он. 

Зевс на широкодорожной земле этот камень поставил 

В многосвященном Пифоне, в долине под самым Парнасом, 

Чтобы всегда там стоял он как памятник, смертным на диво.  

Братьев своих и сестер Уранидов, которых безумно 

Вверг в заключенье отец, на свободу он вывел обратно…

[Бунт Зевса] 

В день тот, когда на великий Олимп небожителей вечных 

Созвал к себе молневержец Кронид, олимпийский владыка, 

И объявил им, что тот, кто пойдет вместе с ним на Титанов, 

Почестей прежних не будет лишен и удел сохранит свой, 

390  Коим дотоле владел меж богов, бесконечно живущих. 

Если же кто не имел ни удела, ни чести при Кроне, 

Тот и удел и почет подобающий ныне получит. 

Первой тогда нерушимая Стикс на Олимп поспешила 

Вместе с двумя сыновьями, совету отца повинуясь. 

Щедро за это ее одарил и почтил Громовержец: 

Ей предназначил он быть величайшею клятвой бессмертных, 

А сыновьям приказал навсегда у него поселиться. 

Также и данные всем остальным обещанья сдержал он, 

Сам же с великою властью и силой царит над вселенной.
 

[Рождение Прометея и его братьев] 

503 Океаниду прекраснолодыжную, деву Климену, 

В дом свой увел Иапет и всходил с ней на общее ложе. 

Та же ему родила крепкодушного сына Атланта, 

Также Менетия, славой затмившего всех, Прометея

С хитрым, искусным умом и недальнего Эпиметея.

[Титаномахия] 

620  Точно она предсказала, что с помощью тех великанов 

Полную боги победу получат и громкую славу. 

Ибо уж долгое время сражалися друг против друга 

В ярых, могучих боях, с напряжением, ранящим душу, 

Боги-Титаны и боги, рожденные на свет от Крона: 

Славные боги-Титаны - с Офрийской горы высочайшей, 

Боги, рожденные Реей прекрасноволосой от Крона, 

Всяких податели благ,- с вершин многоснежных Олимпа. 

Гневом, душе причиняющим боль, пламенея друг к другу, 

Десять уж лет непрерывно они меж собою сражались, 

630  А разрешенья тяжелой вражды иль ее окончанья 

Не приходило, и не было видно конца межусобью. 

Вызволив тех великанов могучих, подали им боги 

Нектар с амвросией - пищу, которой питаются сами. 

И преисполнилось сердце у каждого смелостью мощной. 

После того как амвросией с нектаром те напитались, 

Слово родитель мужей и богов обратил к великанам: 

"Слушайте, славные чада, рожденные Геей с Ураном! 

Слово скажу я, какое душа мне в груди приказала. 

Очень уж долгое время, сражаяся друг против друга, 

640  Бьемся мы все эти дни непрерывно за власть и победу,- 

Боги-Титаны и мы, рожденные на свет от Крона. 

Встаньте навстречу Титанам, в жестоком бою покажите 

Страшную силу свою и свои необорные руки. 

Вспомните нашу любовь к вам, припомните, сколько страданий 

Вы претерпели, пока мы вам тягостных уз не расторгли 

И из подземного мрака сырого не вывели на свет". 

Так он сказал. И ответил тотчас ему Котт безупречный: 

"Мало, божественный, нового нам говоришь ты: и сами 

Ведаем мы, что и духом и мыслью ты всех превосходишь, 

650  Злое проклятие разве не ты отвратил от бессмертных? 

И не твоим ли советом из тьмы преисподней обратно 

Возвращены мы сюда из оков беспощадных и тяжких, 

Вынесши столько великих мучений, владыка, сын Крона! 

Ныне разумною мыслью, с внимательным духом тотчас же 

Выступим мы на защиту владычества вашего в мире 

И беспощадной, ужасной войною пойдем на Титанов". 

Так он сказал. И одобрили слово, его услыхавши, 

Боги, податели благ. И войны возжелали их души 

Пламенней даже, чем раньше. Убийственный бой возбудили 

660  Все они в этот же день,- мужчины, равно как и жены,- 

Боги-Титаны и те, что от Крона родились, а также 

Те, что на свет из Эреба при помощи Зевсовой вышли,- 

Мощные, ужас на всех наводящие, силы чрезмерной. 

Целою сотней чудовищных рук размахивал каждый 

Около плеч многомощных, меж плеч же у тех великанов 

По пятьдесят поднималось голов из туловищ крепких. 

Вышли навстречу Титанам они для жестокого боя, 

В каждой из рук многомощных держа по скале крутобокой. 

Также Титаны с своей стороны укрепили фаланги 

670  С бодрой душою. И подвиги силы и рук проявили 

Оба врага. Заревело ужасно безбрежное море, 

Глухо земля застонала, широкое ахнуло небо 

И содрогнулось; великий Олимп задрожал до подножья 

От ужасающей схватки. Тяжелое почвы дрожанье, 

Ног топотанье глухое и свист от могучих метании 

Недр глубочайших достигли окутанной тьмой преисподней. 

Так они друг против друга метали стенящие стрелы. 

Тех и других голоса доносились до звездного неба. 

Криком себя ободряя, сходилися боги на битву. 

680  Сдерживать мощного духа не стал уже Зевс, но тотчас же 

Мужеством сердце его преисполнилось, всю свою силу 

Он проявил. И немедленно с неба, а также с Олимпа, 

Молнии сыпля, пошел Громовержец-владыка. Перуны, 

Полные блеска и грома, из мощной руки полетели

Часто один за другим; и священное взвихрилось пламя.

[Поддержка Сторуких и поражение титанов] 

Жребий сраженья склонился. Но раньше, сошедшись друг с другом, 

Долго они и упорно сражалися в схватках могучих. 

В первых рядах сокрушающее - яростный бой возбудили 

Котт, Бриарей и душой ненасытный в сражениях Гиес. 

Триста камней из могучих их рук полетело в Титанов 

Быстро один за другим, и в полете своем затенили 

710  Яркое солнце они. И Титанов отправили братья 

В недра широкодорожной земли и на них наложили 

Тяжкие узы, могучестью рук победивши надменных. 

Подземь их сбросили столь глубоко, сколь далеко до неба, 

Ибо настолько от нас отстоит многосумрачный Тартар: 

Если бы, медную взяв наковальню, метнуть ее с неба, 

В девять дней и ночей до земли бы она долетела; 

Если бы, медную взяв наковальню, с земли ее бросить, 

В девять же дней и ночей долетела б до Тартара тяжесть. 

Медной оградою Тартар кругом огорожен. В три ряда 

720  Ночь непроглядная шею ему окружает, а сверху 

Корни земли залегают и горько-соленого моря. 

Там-то под сумрачной тьмою подземною боги Титаны 

Были сокрыты решеньем владыки бессмертных и смертных 

В месте угрюмом и затхлом, у края земли необъятной. 

Выхода нет им оттуда - его преградил Посидаон 

Медною дверью; стена же все место вокруг обегает. 

Там обитают и Котт, Бриарей большедушный и Гиес, 

Верные стражи владыки, эгидодержавного Зевса. 

Там и от темной земли, и от Тартара, скрытого в мраке, 

730  И от бесплодной пучины морской, и от звездного неба 

Все залегают один за другим и концы и начала, 

Страшные, мрачные. Даже и боги пред ними трепещут. 

Бездна великая. Тот, кто вошел бы туда чрез ворота, 

Дна не достиг бы той бездны в течение целого года: 

(Гесиод. Теогония. Перевод В.В. Вересаева)

Сценарий

Разогрев «4 стихии»

Хаос[5] ХАос (В переводе означает приблизительно «зев, зевание, разевание», «Разверстое пространство, пустое протяжение»). Одна из первопотенций всего сущего в греческой космологии. Бесконечное и пустое мировое пространство. Ассоциировался у философов с разлитым воздухом, или как место разделения, расчленения стихий. Начало всякого бытия. Платон понимает под Хаосом всеобъемлющую природу; то невидимое и неосязаемое, лишенные всяких физических качеств начало, которое получается после исключения из физического тела всех его реальных свойств, то, что нельзя даже назвать хоть каким-нибудь именем, ибо всякое имя предмета приписывает ему то или иное свойство. У Платона именно это является чистой материей; это сам факт существования тела, не зависимый ни от каких его реальных свойств. Хаос – не какое-нибудь тело, но принцип непрерывного становления тела. То, из чего получается все сущее. 

Есть второе значение слова Хаос = ХаОс, бездна, в которой разрушается все оформленное и превращается в нечто сплошное и неразличимое становление, в ту ужасную бездну, где коренятся только первоначальные истоки жизни, но не сама жизнь. Смешение всего на свете. Это значение преобладало у римлян. 

Таким образом, перед началом самого существования в пространстве Хаоса мы видим четыре отдельных стихии, первоэлемента. (Участникам группы предлагается выбрать свою стихию и место – обычно четыре угла пространства.) 

Проявление стихии может быть различным. 

Огонь: искра, огонек, огонь, пламя, вселенский пожар. Стабильный или переменчивый, активный и пожирающий или угасающий. 

Воздух: маленький пузырек воздуха, жаркий или морозный воздух, какой угодно, какой вам приглянется, можно даже запах. 

Земля: почва, камни - минералы, металлы и прочее. Все, что угодно. 

Вода: капелька воды или большое ее количество. Для Хаоса это не принципиально. Вода тоже может быть самой разной, морской, речной, дистиллированной, минеральной.

Представим мир как набор стихийных элементов, находящихся в пространстве Хаоса.

Указание директора: «Выберите себе роль, займите место в непроявленном (углу своей стихии). Найдите изначальную позу, в которой будете чувствовать себя в свой роли. Главное – почувствовать эту роль изнутри, найти ее внутри себя и выразить снаружи.

По звонку колокольчика начинается сцена. Начинайте движение такое и тогда, когда почувствуете в этом необходимость из роли. Вместе с движением вы можете издавать различные звуки, если почувствуете в этом необходимость. Также вы можете соприкасаться с другими стихиями и влиять на них. Сцена закончится со звонком колокольчика, тогда оставайтесь на своих местах».

В конце сцены директор проводит опрос чувств и ощущений из роли первоэлемента.


Сцена 1. «Начало»

Персонажи: Хаос, Гея, Тартар, Эрос.

Сюжет: Четыре первопотенции всего сущего есть в мире.  

Указание: Выберете себе роль в одной из первопотенций. Вначале вы будете неподвижны, ощутите себя на своем месте. Затем начинайте двигаться и издавать звуки, невербально  взаимодействовать друг с другом.

Опрос всех участников о чувствах из роли.
 

Сцена 2. «Гея и Уран. Рождение титанов»

Персонажи: Хаос, Гея, Тартар, Эрос. Уран. Ночь, День, Эреб, Эфир, Понт, Океан. Рея, Фемида, Мнемосина. Титаны.

Сюжет: Гея рождает Урана (Небо) и делает его своим супругом: он покрывает ее от одного конца до другого. Гея рождает титанов и титанид, кроме Кроноса - младшего.

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.

Сцена 3. «Рождение чудовищ»

Персонажи: Хаос, Тартар, Эрос. Уран, Гея, Крон, Бронт - Стероп – Арг[6]; Котт - Бриарей – Гиес[7]. Океан.

Сюжет: Гея рождает Кроноса, киклопов и сторуких. Уран сбрасывает киклопов в Тартар, а сторуких обратно в Землю.

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Сцена 4. «Оскопление Урана» 

Персонажи: Хаос, Тартар, Эрос. Уран, Гея, Крон, Бронт - Стероп – Арг; Котт - Бриарей – Гиес. Эриннии. Океан.

Сюжет: - Гея подговаривает детей оскопить отца. Соглашается лишь Крон. Он нападает на отца и отделяет его от матери. Уран становится далеким Небом. 

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Сцена 5. «Рождение Афродиты»

Персонажи: Хаос, Тартар, Эрос. Уран, Гея, Крон, Рея. Море - Океан. Афродита. Морские и земные нимфы, титаны и титаниды. 

Сюжет: В Океане рождается Афродита. Она приплывает на раковине к берегу. Ее встречают нимфы. Все существа могу ее просить о чем-то. Она сообщает, что принесла смертным и бессмертным, и как теперь мир изменится с ее приходом. 

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Сцена 6 «Царство титанов»

Персонажи: титаны и титаниды: шесть братьев: Океан, Кой, Крий, Гиперион, Иапет, Кронос и шесть сестер: Тефида, Феба, Мнемосина, Тейя, Фемида, Рея. Гея, Уран. Сторукие. 

Сюжет: На Земле – Гее живут титаны. Кронос и Рея. Другие пары. Фемида рождает богинь судьбы – мойр.

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Сцена 7 «Рождение Зевса»

Персонажи: Рея, Кронос. Гестия, Аид, Деметра, Посейдон, Гера, Зевс. Титаны. Мойры. Фемида. Гея, Уран. Коза Амалфея. Сторукие. 

Сюжет: Рея в браке рожает Крону шестерых детей. И каждого отец пожирает. Вместо Зевса Рея – по совету Геи – подкладывает камень, но Кронос ничего не заметил. Зевса Рея оставляет на острове Крит, где его кормит коза Амалфея. Зевс вырастает. 

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.

Сцена 8 «Вызволение братьев и сестер» 

Персонажи: Все те же. И Метида. 

Сюжет: С помощью Метиды, дочери Океана, Зевс вызволяет своих братьев и сестер из утробы Кроноса. И Кронос изрыгнул из своей утробы всех проглоченных им детей – вначале камень, потом детей. После этого Зевс женился на Метиде, она стала его первой супругой. Камень Зевс установил под горой Парнас и вывел всех своих братьев и сестер. А сам поселился на горе Олимп. 

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Сцена 9 «Бунт против отца и титанов» 

Персонажи: Все те же. 

Сюжет: Зевсу было суждено свергнуть Крона и все это знали. Титаны, кроме Океана – выступили с Офрийской горы. Их предостерегала Фемида и советовала справиться с Зевсом хитростью, но ее не послушали. А новые боги – с горы Олимп. Сражение продлилось 10 лет, пока на помощь Зевсу не пришли сторукие. Побежденные титаны были низвергнуты Зевсом в Тартар, где их стражами стали сторукие. 

Титаниды и богини не принимают в этом участия. Гера гостит у Океана с Тефидой. 

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Сцена 10 «Воцарение олимпийцев» 

Персонажи: все те же. 

Сюжет: Зевс становится главным богом нового поколения. Каждая из богинь получает свою долю, явившись на Олимп и подтвердив свое право. Три брата – Аид, Посейдон и Зевс бросают жребий на то, кто какую часть мира получит. Посейдон получил море, Аид – мир мертвых, Зевс – небо.  

Опрос всех участников о последних чувствах из роли и посланиях другим персонажам.


Интерпретация сюжета:

Здесь мы предлагаем оригинальную гипотезу[8], которая заключается в том, что греческая история зарождения и становления мира соответствует метафорическому описанию становления человеческой личности в рамках раннего детского онтогенеза.

Начальная фаза, в которой до поры до времени пассивно присутствуют четыре силы бездна Тартара, земля Гея, Эрос и Хаос относится, в нашей интерпретации, к первому месяцу жизни младенца. Гея тут – это «земля, почва под ногами», само жизненное существование, материальное бытие. Тартар – это смерть (вообще в традиционных культурах отмечалась близость состояния младенчества к тому, иному миру, потустороннему и смерти) и – позже это будет «место наказания». В мифодраме добровольное изначальное пребывание участников группы в Тартаре может говорить о переживании ими фазы «нигредо» в своей психической жизни, или о застревании в этой фазе[9]

. Эрос – любовь мира (и реальной матери, которая – весь мир), движущая сила всего происходящего, принятие ребенка в мире. Хаос – тут это неизвестное, беспорядочное, пока неопределенное в бытие человеческого существа. Первый месяц жизни это «нормальная аутическая фаза» (М. Малер), движение сил еще не началось. Это состояние мира до рождения Урана – неба. В мифе его рождает Гея и мы относим это событие ко 2 месяцу жизни ребенка. Мы с трудом можем дать ему определение как какой-то психологической структуры этого этапа. Однако физиологически именно в этом возрасте ребенок начинает различать верх и низ: лежа на спине или животе приподнимать голову. Уран становится мужем Геи, они теперь составляют пару. Для ребенка это период начала диалога с миром: он рассматривает различные объекты, попадающие в поле зрения и способен реагировать на них, на знакомый голос, на улыбку.

Гея и Уран начинают порождение титанов и других существ (Гея зачинает и рождает детей и в союзе с Тартаром, что говорит нам об амбивалентности материнской фигуры уже во младенчестве). Образ Геи уже во многом соответствует функционированию реальной матери в жизни ребенка, в то время как образ Урана больше связан с ориентацией в пространстве, а их порождения – с расширением восприятия мира[10]. С двух до шести месяцев ребенок приподнимает голову, замечает в пространстве и реагирует на множество новых объектов. Его новые умения и объекты наблюдения, ситуации это и есть те самые существа, порождаемые в греческом мифе. Для М. Малер 1,5 – 6 месяцев это период «нормальной симбиотической фазы».

Первая жертва – важный акт любого сотворения мира. Здесь это кастрация сыном Кроносом своего отца Урана по наущению своей матери Геи. Мы относим этот этап к периоду шести месяцев, когда ребенок начинает довольно устойчиво сидеть, когда его сон и бодрствование примерно равны по времени. Теперь Небо точно вверху, и расстояние между землей (поверхностью) и небом (высотой, верхом) может быть самостоятельно увеличено (из положения лежа в положении сидя). Вообще расстояние начинает играть большую роль, и ребенок начинает отличать близкие и далекие предметы, тянуться, подносить их к себе, пытается что-то достать. Последнее примечательно еще и сходством с поводом для сепарации с Ураном: тот засовывал детей Геи обратно в нее же. И когда Кронос проводит свою знаменитую сепарацию, дети выходят наружу.

Диалог Геи с Кроносом это первый разговор в греческой космогонии и неудивительно, что он связан с первой жертвой, концом своеобразного единства Золотого века мира. С началом любого диалога, осознания двух и более субъектов разрушается целостность мира, и он приобретает свою многогранность и многозначительность. (Вспомним тут и знаменитый первый диалог Евы и Змея в библейской мифологии.) Это также исток функции внутреннего диалога. По мнению М. Малер и ее последователей диалогичное существование ребенка уже с первых дней его жизни предполагает важность соучастия «другого» в этом еще не осознаваемом (из «чистого Эго», рефлексирующего Я), необязательно выраженном вербально «диалоге». 

Рубеж первого полугодия жизни отмечается как переходный этап многими исследователями. У Э. Эриксона это завершение стадии «Базисное доверие против базисного недоверия». У Винникотта это окончание периода экстремальной зависимости и переход к стадии зависимости относительной (и от object-relating к object-usage). Для М. Малер в 5-6 месяцев ребенок вступает в «фазу сепарации – индивидуации» (и ее первую субфазу – «дифференциации»). Наиболее очевиден этот перелом в развитии ребенка, конечно, для мам, нянек и других практиков.

Образ Геи будет представать здесь как материнская функция извне и достаточно сформированный уже характер «внутренней матери» (неслучайно у Э.Эриксона первые полгода жизни принципиально важны для ощущения базового доверия или недоверия к миру; это то, за что отвечает мать в отношениях с ребенком[11]). Это также может быть функция самозащиты, склонность к развитию «как хорошего, так и дурного». Фигура Урана в свою очередь на этом этапе выполняет психологическую функцию симбиоза с матерью (здесь Уран еще и сам ребенок, как часть матери, материнско-детского союза), а кроме того, функцию порождения, стимула с одной стороны, подавления и контроля за «ужасными проявлениями», «плодами матери» - с другой. Интерпсихическое здесь (особенно ограничения и подавления) становятся интрапсихическими механизмами. И на первый план выходит Кронос – следующее «ядро развития» личности ребенка[12]

Завоевание автономии от Урана знаменуется двумя значимыми порождениями: Эриний и Афродиты. Эринии представляют стыд, сомнения, чувство вины, самобичевание (собственно, следующая стадия по Э. Эриксону и называется «Автономия против стыда и сомнения»). Афродита же в данном случае – ранние либидозные переживания. К периоду 10 месяцев – 1 года Л. Выготский относил первое применение орудий (может быть это освобожденные киклопы, вечные труженики) и слов, обозначающих желания (а это тоже своего рода влияние Афродиты). 

В мифе наступает царство титанов… В нашей интерпретации это развитие всех новых функций и умений, включение новых объектов в картину мира, само расширяющееся многообразие мира. Ребенок уже ходит и начинает разговаривать на каком-то своем языке (это характерная автономная речь 1-2 лет). Для этого времени характерно аффективное, страстное восприятие мира, который постепенно развивается. Вот эта вот склонность к волевым реакциям, не дифференцированным по воле и аффекту и оказывается характерной для до-осознанного уровня развития человека, который в мифах предстает перед нам как царство и власть титанов (в скандинавской мифологии это будет власть великанов). В этот период мы наблюдаем единство аффекта и деятельности: внезапно возникшее желание должно быть незамедлительно удовлетворено. Мы можем наблюдать похожие процессы и у гораздо более взрослых людей, тех, в чьей душе вновь взяли власть титаны… 

А сам Кронос в этот период ведет себя довольно необычно: он проглатывает своих детей. Мы будем трактовать его образ и поведение как появляющуюся функцию контроля. Вместе с тем сюжет напрямую нам говорит о переживании ребенком «оральной стадии»: все интересное тянется в рот для исследования; к этой стадии относят оральную фиксацию как агрессию (стремление укусить грудь или просто другого). Странное умение Кроноса, проглотив своих детей, не «выпускать» их из себя, мы отнесем к анальной стадии, или анальной фиксации. У ребенка появляется возможность регулировать естественные процессы испражнения. Рея, супруга Кроноса и главная материнская фигура этого акта, вновь являет нам функцию сохранения, спасения, но и переживания пассивного страдания. Этот этап продолжается вплоть до рождения Зевса. 

Период 16 – 24 месяцев М. Малер определяет как субфазу воссоединения (общей фазы сепарации – индивидуации, принципиально важной в ее концепции развития личности). В это время в ребенке борются два стремления и остаться со своей матерью, и уйти от нее. Возникают страхи определенного рода: страх потери объекта, страх потери любви объекта, страх кастрации. Собственно, мы можем отнести их к устрашающей фигуре Кроноса, который буквально опасался, что кто-то из детей поступит с ним так же, как он со своим отцом; который глотал детей именно «не давая им потеряться» и с каждым разом будто возобновляя любовь своей жены Реи (во всяком случае, если ей необходимо было иметь детей, то приходилось «любить» Кроноса, вдобавок само ее существование без детей оставляло Кроноса единственным объектом ее любви). 

Нам трудно отнести рождение Зевса к какому-то определенному периоду времени, вероятно это все же время около полутора лет жизни ребенка. Его родная мать Рея не отдает его отцу, но и сама не берется за кормление. Она относит его на остров, где Зевса вскармливает коза Амалфея. Здесь мы видим характерное расщепление материнской фигуры на всеблагую мать (не зря рог Амалфеи оказывается потом вечным символом щедрости – Рогом Изобилия) и мать отвергающую. Примечательно, что совет «обмануть мужа» дает Рее сама Гея, та первоматерь. 

Повзрослевший Зевс вступает в союз с Метидой (Мыслью) для освобождения своих братьев и сестер. Мы предполагаем, в свете теории ролевых архетипов, что Посейдон, Аид, Гестия, Деметра и Гера это основная часть ролевого репертуара, позже используемого человеком. Также это могут быть какие-то функции, возникающие и используемые ребенком уже на этом этапе. Посейдон и Гера могут быть связан с реактивными состояниями, Аид и Гестия – с аутическими, Деметра – это всеблагая внутренняя мать уже нового этапа. Сам Зевс это начало эго-сознания, Я, организующей функции. Потому именно он становится лидером и собирает силы для восстания против титанов. Титаны здесь – уже некий пройденный этап развития, неосознанности, ленивого потребления, стихийной агрессии, импульсивности, потакания лишь своим желаниям. 

Ребенок старается разделять аффекты и деятельность. Вот оно, и разделение божественных сил в греческом мифе: титаны и молодые боги, собравшиеся на горе Олимп. Здесь исследователи отмечают характерный негативизм, отрицательные реакции ребенка от взаимодействия со своим аффектом. Противостояние одного другому. Проявляется упрямство и настойчивость, строптивость, своеволие (стремление к самостоятельности), настоящий протест и бунт! А также обесценивание прежде любимого и дорогого… Характерным будет и своеобразный деспотизм единственного ребенка в семье (а мы помним, что образ «золотого мальчика» - это одна из сторон Зевса). 

Зевс не может победить титанов, пока не следует совету все той же Геи, и не призывает себе на помощь гекатонхейров (сторуких). К сожалению, у нас нет психологического термина или определения, способного прояснить, что же является такой ключевой силой, способной помочь организующемуся сознанию преодолеть инфантильность царства титанов. А в силу описания раннего и малоосмысленного возраста мы не может проверить и узнать все это «на себе». Потому этот вопрос пока честно оставим без ответа.

Зевс побеждает титанов, которые теперь томятся в Тартаре, охраняемый сторукими Бриареем и его братьями. Победу олимпийцев мы соотносим с кризисом развития человека в три года. По Э. Эриксону наступает стадия «Инициатива против чувства вины»: «Инициатива добавляет к автономии предприимчивость, планирование и стремление "атаковать" задачу ради того, чтобы быть активным, находиться в движении, тогда как раньше своеволие почти всегда подталкивало ребенка к открытому неповиновению или, во всяком случае, к вызывавшей протест независимости… Именно здесь происходит самое важное по последствиям разъединение и трансформация в эмоциональном энергоблоке, разделение между потенциальным триумфом человека и потенциальным тотальным разрушением. И именно здесь ребенок навсегда становится разделившимся внутри себя. Фрагменты инстинкта, которые до этого кризиса усиливали рост его детского тела и разума, теперь оказываются разделенными на детский набор, навсегда сохраняющий изобилие потенциалов роста, и родительский набор, поддерживающий и усиливающий самоконтроль, самоуправление и самонаказание»[13]

К этому времени ребенок уже достаточно автономен: свободно передвигается, способен к минимальному, но самостоятельному санитарному уходу за собой, разговаривает, способен играть в ролевые игры. Наступает время осознавания себя и других. Пришло время Зевса и его олимпийского царства, владычества Логоса и ролевых архетипов.

Впечатления участников (10.02.05)[14]

Гея

Перед началом сцены ощущала свою бескрайность, большую протяженность, большую тяжесть, массу в себе, и это было достаточно тяжело для меня, меня как бы "не хватало натянуть" на все то чем я себя ощущала. Когда настал момент творения, перед глазами как будто вспыхнул белый свет, по-другому зазвучали звуки - в общем, состояние близкое к трансу, что-то происходило, что-то большое и радостное. Возникло желание посмотреть на мир.

Когда я породила Урана, это было правильно и радостно, и дальше плодить детей - это было четкое ощущение работы, и эта работа приносила удовлетворение. На Урана смотрела с любовью, и была она очень небесная, то есть ощущение не партнерства, а восхищения его совершенством, его красотой, его равностью мне. Рождение детей давало внутренний подъем, даже "разгон" какой-то. 

Запихивание детей обратно в меня мне не понравилось. Это было в корне неверно. Это не должно было так быть, и все. Убивать Урана или исключать его из своей жизни мне не хотелось, никаких негативных чувств к нему я не испытывала; тем не менее я понимала почему действую именно так. У меня не было логических обоснований, никаких, но я чувствовала оскопление как "верный факт". Мне сложно это объяснить, наверно потому что я не совсем Гея…

Со словами Геи-2[15] я была в общем и целом согласна: не нужно запихивать в меня моих детей, он не дает мне рожать (препятствует моей работе), нужно что-то сделать с Ураном который ведет себя неправильно, сделать это можно так, сама я этого делать не могу и не буду, это как бы не моя работа.  

В момент оскопления Урана произошла вторая вспышка "белого света" перед глазами. В этот момент творение мира завершилось, и процесс дальнейшего рождения и творения перешел к нашим детям. Начиная с этого момента я-Гея начала постепенно испытывать облегчение и освобождение. Любовь к Урану никуда не делась, я все в таком же восторге смотрела на него, но "не могла прикоснуться", он был мне как бы никто с этого момента, перестал иметь "физическую сущность" на мой, геин, взгляд. 

Когда родилась Афродита, процесс облегчения достиг апогея - Гея заняла то место, на котором будет пребывать отныне, без всякой политики, войн за власть, без чрезмерной ответственности за судьбу мира, и рожать можно будет что-нибудь попроще, чем океаны, богов времени и прочие сильные сущности. Я даже почувствовала, что стала как бы моложе, стало очень радостно, и захотелось себя к чему-нибудь приложить - собственно, потому я и попросила других супругов у Афродиты.


Гея - 2

Не думала, что вообще смогу играть, тем более Гею. Когда читали сценарий, думала, что Гея это точно не я. 

Когда организовала заговор, почувствовала себя в роли и удивилась. В конце было жалко, что меня кинули и разочарование: вдвоем с Ураном было лучше, теперь обходятся без меня.


Хаос, Афродита

Было интересно в самом начале, далее скучно, так как хаос не проявлял активности. В роли Афродиты понравилось очень. Мне близка эта роль, я чувствовала, что начинаю в нее вживаться, чувствовала заинтересованность в моем рождении окружающих, было чувство, что я реально дарю всем любовь и красоту.

Огонь, Эрос, Океан

Через какое-то время стало казаться, что это не я выбрала роль, а Роль выбрала меня.

Сыгранные роли: Огонь, Эрос, Океан.

Необычным было ощущение «рока», «фатальности», единства с ролью, то есть осознание того, что ты ограничен данным сюжетом.

Для меня самой было неожиданно, что я выбрала эти роли; момент выбора – интуитивное решение. Но в процессе проживания роли <…> появляется ощущение, что этот выбор сделан осознанно.

Огонь – ощущение силы и необходимость в дополнительных ресурсах.

Эрос – похож на Нарциссизм. Понравилась роль, но не знаю, как ее играть, что с ней делать.

Океан – ощущение «Я ЕСТЬ!» Но при самодостаточности – нехватка ситуаций. Ощущение некоего одиночества.


Воздух, Тартар, Мнемозина, Титан, Бриарей

Воздух – я смерч. Тугой воздух, способный душить. 

Тартар – у нас есть все, и я это никому не отдам. Вторжение Эроса в Тартар – очень напряженно. 

Мнемозина: родился мир, о котором стоит помнить. До тех пор пока существую я, он тоже есть. 

Бриарей – хотелось о нем забыть. И другие о нем забывали.

 

Впечатления участников (февраль 2005) [16]

Уран

Ощущение чуждости в начале (особенно, когда к Урану приходит судьба[17]. Было ощущение, что Уран умирает). Детей, и сына, и дочь[18]

жалко. Но попытка поделиться опытом ни к чему не приводит, тебя не слышат. И ты понимаешь, что так и будет. Важное ощущение из роли: это не страшно и не обидно. Просто грустно. Печалит ощущение неотвратимости. Что ничего поделать нельзя. 

Вне роли: ощущение, что побыла на месте отца.

 

Сторукий

Граница мира, нет дела до титанов, нет дела до олимпийцев, вторые даже более неприятны. Запирая в Тартаре титанов, сторукий освобождает[19] их в силу своего недалекого разумения.
 

Кронос

Из роли: мы владеем большим и прекрасным миром. Вначале Рея больше сестра, лишь после появления Судьбы – жена. Дети – помеха между мной и Реей. Судьба стремится меня обмануть, но я хитрее. Если все против меня – я прогоню всех. Дети разменяли мой единый прекрасный мир на мелочь, на ерунду. Мне остался Тартар для размышления о корнях.

Вне роли: с самого начала я знал, кто выберет роли Сторукого и Реи. Момент титаномахии напомнил мне то, как я ощущаю себя при конфликте с внешним миром: пусть все против меня, я всех прогоню и весь мир будет мой, буду строить его с нуля.


Рея, Гестия

В роли Реи: возненавидела мужа, когда он съел детей. Самое яркое – потеря первого ребенка. Шок. 

В роли Гестии: попыталась создать гармонию в отдельно взятом пространстве.

Вне роли: так вселилась в Гею[20], что не смогла до конца выйти. Обе роли были ее бледным продолжением. 

Для жизни: немного почувствовала, каково быть матерью, женой (к сожалению, несчастливой).


Зевс 

Процесс ожидания перед рождением меня просто добивал. Наблюдение со стороны, невозможность изменить ситуацию и участвовать выбивало из колеи (Бездействие!) Постоянный вопрос, чем заняться, что делать, сколько еще осталось. И только на конечном этапе, когда я чувствовала ответственность за чужие жизни и за принятие правильного решения при раздаче «территории» и других ценных призов. Не ожидала я ответственности при том, что полностью была готова к власти. 

 

Пришла к очередному выводу, что все решается через компромиссы.

Из архетипов и ролей 

К сожалению, не удалось собрать отзывы всех участников этой драмы. Так мы можем видеть ли отрывки впечатлений от драмы. Но и их терять не стоило. Здесь удачным ходом (использующимся нами и позже) стало участие нескольких игроков в роли первосущества (ими были Эрос, Тартар, Хаос и Гея). Гея – важный персонаж всех частей драмы, неудивительно, что эта роль была сильной и ресурсной, необычно затягивающей. Таковой она может быть – особенно в драме творения мира - для всех женщин, так или иначе носящих в себе архетип матери. 

 

В этой группе Афродита родилась из Хаоса, а не Эроса. Так пробужденный Эрос оказывается еще недостаточно активным и не готовым к явному открытому проявлению. (А группа была в основном подростково-молодежная.) И в то же время богиня любви и наслаждений способна внезапно родиться из частицы Хаоса, в этой его спонтанности, непредсказуемости, и наверное «полной чепухе». Это тоже показатель и группы, и возраста, и разумеется сочетания выбора ролей у конкретной участницы.

Череда ролей «огонь[21], эрос, океан» показывает нам некую живую стихийную активность, но и неоформленность, отсутствие заземленности, даже отчетливой формы. Ресурсом этих ролей и состояний оказывается, конечно сила.

Линия воздух[22], Тартар, Мнемозина, Титан, Бриарей характерна с одной стороны довольно частой, поистине «воздушной» сменой ролей. С другой – все выбранные роли оказываются оппозиционными силами, теми, кто в стороне или против. Это вечный нон-конформизм, активный или пассивный. Выбор внутри этого репертуара колеблется между прямым протестом и отстраненностью от происходящего.

Это лишь промелькнуло в отзывах к этой драме, но для нас будет важно, что данный сюжет во многом посвящен семье и внутрисемейным отношениям, родительским ожиданиям и «детскому» бунту. Оттого Уран, Гея, Кронос, Рея – эти отцовские и материнские архетипы – вполне могут быть созвучны реальности участников группы. Это может происходить достаточно осознанно (хотя в таких «больших», глобальных сюжетах это редкость), или спонтанно, но под конец взрываться инсайтом.

Новое понимание из роли Зевса важности компромиссов кажется нам важной деталью. Это очевидно для ролевого архетипа организатора и лояльного руководителя Зевса, но для женщины узнать и понять это может быть особенно важно. Архетипы богинь учат другому: покорности Коры, уступкам Деметры, пассивной отстраненной Гестии, непримиримости Артемиды, манипуляциям Геры, прихотливости Афродиты, холодной стратегии Афины. Последняя очень похожа и близка со своим отцом, как в семейных отношениях, так и по способностям, качествам, подходам. Однако только Зевс может дать это различение важного и неважного для дела (для него самого, для его цели), оценку своих уступок как преимуществ в дальнейшей борьбе, понимание того, как важно быть щедрым, лояльным и милостивым. Это та добродушная (или снисходительная) спокойная уверенность, которую мы можем узнать только у отцовских архетипов, Зевса и Посейдона. И наиболее стабильной она, конечно, будет у Зевса. А женщина в отыгрывании мужской роли в мифодраме способна войти в контакт с архетипами своего Анимуса. Узнать их характер и способности, что они могут дать ей…



[1] Кстати, метод используется в практике крупных корпораций, держательниц известных брэндов. Каждый год устраивается «team-day», в котором праведные представители родной компании изгоняют из мира своих соперников из компании конкурента. Я слышала такие истории от непосредственных участников... Более того, различные филиалы в разных странах мира соревнуются за лучшее подобного «космогоническое» действо.

[2] В разыгрывании орфической системы мира тоже есть свой смысл, но она создавалась в рамках духовно-мистического учения, и потому либо требует дополнительного смыслового слоя, либо наоборот, сама им нагрузит и запутает.

[3] Как всякое Сотворение мира. Спасибо Елене Лопухиной за это замечание.

[4] Текст мифа также представляется участником в виде отрывков из поэмы Гесиода «Теогония», в переводе В.В. Вересаева. Это важно и для вхождения в особый, возвышенный, эпический мир.

[5] По статье А. Ф. Лосева «Хаос»//Мифы народов мира. – М.: Советская энциклопедия. – 1982. – т. 2. – с. 579-581.

 

[6] Это может быть и один участник.

[7] Это может быть один участник.

[8] Она не была бы выработана без идейной поддержки Татьяны Ребеко.

[9] Когда мы ставили эту драму в рок-лицее, то почти все гитаристы ушли в Тартар.

[10] Миф не может быть переведен в картину психологической реальности ровно по контурам имеющихся фигур. Что-то теряется, что-то проявляется…

[11] Безусловно, всего предусмотреть не может никто, даже «самая лучшая мать».

[12] Интерпретация этого сюжета как иллюстрации к раннему детскому онтогенезу – не единственно возможная. Если мы будем рассматривать эту историю как картинку к подростковой сепарации, то здесь отметим уже бунт против отца, но еще зависимость от матери Кроноса.

[13] Эриксон Э. Детство и Общество. - Изд. 2-е, переработанное и дополненное/Пер. Алексеева А.А. - СПб.: Речь. - 2002. – с. 243 - 244.

[14] Драма игралась до воцарения титанов.

[15] В драме Гею играли две участницы.

[16] Эта драма была логическим продолжением предыдущей, от царства титанов до воцарения олимпийцев.

[17] Одна из мойр.

[18] Кронос и Рея.

[19] Имелось в виду «теперь им никто не мешает жить так, как хочется». И действительно, по мифам существует некое царство Кроноса, неподалеку от Аида, но отличное от него.

[20] На прошлой драме. Но мы знаем, что Рея – ее дочь, и повторяет во много материнский сценарий.

[21] Из разогрева.

[22]  Из разогрева.


 
  О НАС
О МААП, Преподаватели, Московские юнгианские аналитики, Контакты
  САМОПОЗНАНИЕ
Психологические фильмы, Работа со сновидениями, Открытый Юнгианский лекторийКниги для самопознания, Книги для обученияБиблиотека
  КОНСУЛЬТАЦИИ
Кто такой аналитик, Детское консультирование, Родителям Ближайший аналитик, Виртуальный аналитик .
  БАЗОВЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Юнгианская психотерапия, Детский психоанализ, Записаться на обучающий курс, Дистанционное обучение
  КРАТКОСРОЧНЫЕ ПРОГРАММЫ
Расписание, Мифологическое в терапии, Типология личности, Таро, Песочная терапия, Психосоматика, Символдрама, Записаться...
  РЕГУЛЯРНЫЕ ГРУППЫ
Киноклуб, Литературный клуб, Родительский клуб, Сновидческая группа, Практика юнгианского анализа, Коллоквиумы, Лекторий по мифологии
  ВЫЕЗДНЫЕ ПРОЕКТЫ
Региональная программа, Преподаватели, Шаттловый анализ и супервизия
  КОНТАКТЫ
МААП, РОАП, В регионах РФ, В ближнем зарубежье
  БЛОГИ
ЖЖ, LiveInternet, ВКонтактеМойМир
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Фотогалерея К.Г. Юнга, Юнг и юнгианцы, Цитаты, Рецензии, Дипломные исследования

  ЕЩЁ НА САЙТЕ
Аудио-видео материалы, Клинический центр  
 

ЕЩЁ НА САЙТЕ
Карта сайта, Написать админу, Ссылки, Форум, English, Архив событий ...